top.mail.ru
Главная arrow Архив arrow за 2006 год arrow В России нет страшнее горя, чем хворь души от алкоголя
Поиск
WebПо сайту
История: 5 лет назад
Последние комментарии
Следующее 21 апреля уже через 3,5 месяца, а воз и...
Читать...

Подскажите где даются обьявления о данных...
Читать...

Всё сказано…. Пора делать!
Читать...

RSS-лента
Разное
 
В России нет страшнее горя, чем хворь души от алкоголя
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
понедельник, 13 ноября 2006
 

Есть на селе школы, в которых число детей с каждым годом растет и растет вопреки общей статистике убывания. Это школы - как бы не обидеть учеников? - для детей «необычных», порожденных от пьяных родителей. Учебная нагрузка здесь очень щадящая, потому как иные по нескольку лет не в силах выучить: «МАМА МЫЛА РАМУ». Тем паче что подобного действа со стороны мамы малыши никогда не видали.
В районном городке Кувшиново Тверской области в такой школе-интернате - 84 ученика. Здесь же, следует уточнить, учится небольшая часть детей и от нормальных родителей - слабослышащие. Они живут в семьях своих и в ученье куда более успешные. Но сегодня разговор о других.
Сразу скажу: речь не пойдет о каких-то «интернатских ужасах». Это очень приличная, чистая, сытая школа. Дети проживают в комнатах по два-три человека. Питание на ребенка - 95 рублей в день, а штат работников аж 78 человек! Государство, попуская безграничное, дикое пьянство, в то же время заботится о маленьких жертвах этого пьянства. Правда, интернатов и детдомов все более не хватает, но об этом чуть позже.
Судьбы здешних учеников от начала трагичны, и грядущая взрослая жизнь видится тяжкой, безрадостной.

Оля К. тринадцати лет, тихая и послушная девочка. Очень старается, хорошо шьет на уроках труда, но особенно трудно дается ей математика. Когда девочке было шесть лет, пьяная мама повалилась на раскаленную плитку. Умерла в мучениях от ожогов на глазах у ребенка. Скоро умер от пьянства отец. Старший и взрослый брат лишь один раз навестил девочку. Познакомил ее с некой женщиной: «Эта тетя будет теперь тебе вместо мамы!» Девочку попросили что-то там подписать.
- Летом, - рассказывает директриса интерната Надежда Игонина, - поехали мы с Олей посмотреть ее комнату, оставшуюся от родителей по наследству. Увидели грязное без окон и без дверей помещение, где на куче тряпья спала пьяная Олина «вторая мама». Оказалось, что старший брат как-то там приобрел у этой алкашки квартиру и прописал ее в Олину комнату! Оля разрыдалась: «Только не оставляйте меня здесь, Надежда Леонидовна!»
После школы Олю постараются устроить в какое-то ПТУ с койко-местом в общаге. А что ждет ее дальше в стране, где царит бездушие, про то и гадать не хочется.
У восьмилетнего Вовы в деревне есть мама тридцати четырех лет. Летом она, пьяная и грязная, явилась в интернат:
- Хочу забрать сына на каникулы!
Володя очень обрадовался, бросился к ней.
- Чем вы, безработная, будете сына кормить? - спросили ее.
- Не беспокойтесь, меня богатый мужчина содержит!
Через неделю Володя завшивленный, истощенный сам пришел в интернат. Несколько дней молчал и размазывал слезы. Потом явился к директрисе и сказал:
- Вы не думайте, все равно моя мама самая на свете хорошая!
«Хорошая мама» в интернате больше не объявлялась.
- Самое удивительное, - говорят воспитатели, - что эти дети любят и почитают своих горе-родителей куда больше, чем дети из нормальных семей. Иные под влиянием фильмов о хорошей жизни фантазируют друг перед другом, как ездили с папой и мамой к морю, ходили в горы. Хотя дальше района-то нигде не бывали.

Ваня, не пей - скотиною станешь!

В России, известно, пьют издревле, но старожилы кувшиновские не помнят, чтобы люди спивались до такого скотства, как, например: «Была в той деревне хорошая многодетная семья. Отец - комбайнер, трудяга. Мать - доярка, передовик. Хозяйство держали. А сейчас так опустились, что шестеро голодных детей побираются! Прошлой зимой в гостиной окно разбили, так всей семьей на кухню перебрались, до тепла жили».
Как после меня просветили серьезные доктора-наркологи, все дело в пойле, которое потребляет народ. Если бы водка, вина и пиво были чистыми, то деградация населения шла бы значительно медленнее. У нас же в погоне за прибылью даже солидные алкогольные заводы производят такую дрянь под видом хороших марок, от которой быстро рушится всякая здоровая печень. А при надорванной печени кровь насыщается ядами и в огромных количествах убивает клетки головного мозга. Посему российские алкоголики в последние годы столь быстро теряют разум и человеческий облик. Потому же столь много рождается нездоровых детей даже у людей, совсем мало пьющих. И если бы у нас работал Закон, то всем заболевшим от алкоголя можно было бы отсуживать огромные деньги у всяких там пиво-вино-водочных воротил.
Про пьянство и дикость в Кувшиновском районе говорят вяло и обыденно, как о неприятной, но норме жизни. Случайно мне рассказали про девочку Настю двух лет и двух месяцев из деревни Высокое. Рассказчики удивлялись: родители, конченые алкаши, ребеночка не моют, не кормят, а дитя почему-то живет и не помирает?
Меня тоже удивил этот факт.

Глава Кувшиновского района Игорь Аввакумов, уединившийся в кабинете, даже не вышел хотя бы поздороваться с корреспондентом. Передал лишь через секретаршу, что сегодня он занят. В нижних инстанциях выяснилось, что про девочку Настю и про ее не совместимые с жизнью условия хорошо знают, что вот уж два года стоит вопрос о лишении Настиных папы и мамы родительских прав. Но пока суд да дело... да и мест в Доме малютки нет. Однажды сердобольные тети из администрации годную девочку даже хотели свезти в больницу, но и там для крохи места не оказалось. Ну и махнули рукой! «А кто в газету-то пожаловался?» - было всем любопытно узнать.
Интересно, что в Кувшиновском, как и во всяком другом, районе работают 6 (шесть!) организаций, призванных заботиться о детишках из пьяных семей.
1. Врачи-педиатры от здравоохранения.
2. Районный отдел образования.
3. Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при районной администрации.
4. Подразделение по делам несовершеннолетних при РОВД.
5. Администрация поселкового Совета (в который входит данная деревня).
6. Территориальный отдел защиты населения.
Есть еще при каждом районе комитеты по делам молодежи - абсолютно бессмысленные паразитирующие на бюджете структуры (кто бы взялся, коллеги, про них написать?!).
* * *
В этот день Настеньке повезло. Нашлась машина, и мы с дамами от разных вышеозначенных организаций поехали в ту деревню. Дом алкоголиков оказался малюсенькой старой лачугой. В мини-сенцах ни одного полешка дров. Из еды в самом «доме» ни единого сухаря! Хорошо, что я в этот день не позавтракал, не пообедал, иначе бы от запахов меня вырвало еще в сенях. На грязных тряпках в кровати лежали два взрослых существа, а между ними притихла ослабленная бледно-чумазая девочка, тонкая и малюсенькая не по возрасту.
Кто-то спросил у «матери» полис на девочку. Та, пьяная, бормоча матерщину, стала искать, не нашла.
- Может, без полиса примут? - решили женщины и понесли малышку в машину. От испуга девчушка заплакала, но благо у кого-то нашлось печенье, и Настя принялась жадно жевать. В свои два года два месяца девочка ни слова не говорит, но на имечко Настя быстро поворачивает головку.
На сей раз в больницу девочку приняли, переодели в чистое. А работницы вышеозначенных структур мне обещали, что Настенька уже никогда в эту «семью» не вернется. (Мы попросим журналистов из тверской «Комсомолки» проследить за судьбой ребенка.)
Как два с лишним года Настя жила и выжила в этих скотских условиях, в голоде, холоде - для меня большая загадка. Как загадка и то, что такой аппарат сотрудников по охране детства равнодушно все это время наблюдал за нечеловеческими мучениями маленького существа! И если бы не вмешательство центральной газеты (не будем скромничать), девочка бы не вынесла грядущей зимы, потому как родители уже скатились к последней стадии. После этой статьи, надо думать, их быстро лишат родительских прав, перестанут выплачивать детское пособие и они умрут.
Скажу совершенно честно, что мне их жалко, как всяких больных людей. Но им никто не поможет, потому что таких в России уже миллионы. А сколько детишек, подобных Насте, - больных и голодных по дальним углам и грязным лачугам огромной России? Не сосчитать и не выявить!

Фейерверки в городе голодном

Интересно мне, чем в подобных районах занимается власть так называемая.
- Сбором денег на веселые мероприятия! - ошарашили меня ответом на этот вопрос солидные люди города: глава горпоселения Ян Кильп, его зам Анатолий Фуфлов, депутаты Городского собрания Александр Стариков и Виктор Коннов.
- Районная администрация, - посвящали они меня, - три-четыре раза в год собирает дань со всех торговых точек от 1000 до 2000 рублей на Новый год, 9 Мая, День города... По нашим прикидкам, это до 800 000 рублей. Еще собирают со множества пилорам - суммы нам неизвестны. Деньги тратят на фейерверки, на подарки достойным людям и куда-то еще. Пожертвования считаются добровольными, но попробуй кто не пожертвуй! ...Безработица в нашем районе жуткая, и многие голодают. Смертность в три раза превышает рождаемость, но спросить не с кого. Глава района окончил сельское ПТУ, по образованию тракторист. Какой может быть спрос?
Прокурор района Сергей Ягодкин сам задал мне вопрос: почему районный глава тратит деньги из неприкасаемого резервного фонда, например, на банкет, а мы не можем с него спросить?
Я лишь развел руками. Возможно, глава не знает, для чего предназначен резервный фонд?
К прокурору пошел я по той причине, что в Интернете и даже в иностранных СМИ прошла информация: здешний священник отец Андрей, у которого в селе Прямухино алкаши сожгли дом и постоянно грабят церковь, теперь чуть ли не с пулеметом сидит на колокольне и охраняет храм от таких прихожан. Священника я не застал. Он надолго уехал в Москву искать защиту. Прокурор объяснил, что заявлений на сей счет от священника не поступало, а дом сгорел, по-видимому, от электричества. Другую церковь, да, пьянь грабила и поджигала, но злодеи уже наказаны.
Так городок Кувшиново по своей событийной нелепости все больше напоминал мне город Зеро.

Ее убили просто так, по пьяни

Отправился к председателю райсуда Татьяне Смирновой. Попросил рассказать о церковных грабителях.
- Зачем это вам? - отрешенно спросила она.
- Хочу показать, как пьянка уродует нравы.
- Зачем? - невесело ухмыльнулась судья.
- Как-то надо же с этой заразой бороться, чтобы, например, вашим детям и внукам будущее облегчить, - пытаюсь ей объяснить.
- У меня уже никогда не будет ни детей, ни внуков, - сказала судья и протянула мне фотографию красивой девушки. - Мою дочь убили четыре месяца назад.
Я опешил.
- Лена ехала на машине, - пояснила судья, - ее преследовали по городу на «девятке» двое пьяных. Про то рассказали таксисты. Дочь пыталась уйти и не справилась с управлением... Убийцы известны, у одного проблемы с законом, но милиция не может доказать их вину.
Больше вопросов Татьяне Александровне я не задавал.
В дни моего приезда в Кувшиново по России прошли массовые отравления спиртовым пойлом. Москва в первый раз разразилась гневом по этому поводу и даже озвучила цифры: в стране каждый год умирают от алкогольного отравления от 30 до 40 тысяч человек! Еще больше становятся инвалидами. Мои собеседники из кувшиновской горадминистрации невесело хмыкнули: «Только в нашем городе, где населения одиннадцать тысяч, каждую неделю хоронят двух-трех отравившихся суррогатами! А по всей-то России кто их подсчитает?!»
Что делать?
Священник отец Анатолий из села Васильково приютил четырех сирот, родители которых сгинули от алкоголя.
- Несчастные алкоголики, - говорит отец Анатолий, - очень даже тянутся к церкви, придет иная пропащая мать с голодным дитем: «Батюшка, спаси нас!» Дашь им работу, дашь хлеба, похлебки. А после получит она в миру какие-то деньги и снова вразнос, пока все не пропьет... Хоть не люблю я вашу газету за ее название, но, поскольку другие не приезжают, выскажу вам, что думаю. Например, только в нашей Тверской области очень много глухих, удаленных от, прости Господи, цивилизации приходов, где алкоголь недоступен. Вот если бы этих больных людей отправлять туда под присмотр тамошних батюшек, то большую часть удалось бы спасти. Земли, леса, озер там немерено! Можно и скот выращивать, и рыб разводить. Только здесь нам без помощи государства не обойтись, ведь людям нужно построить жилье, скотинку какую-то дать - на то нужны деньги. Если это напишете, может, в Москве прочитают, подумают...
Конечно же, напишу. А подумать в Москве есть кому... Источник: Комсомольская правда

Комментарии читателей (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий

< Пред.   След. >
Портал города Кувшиново © 2005 - 2017
Замечания, вопросы и предложения по работе интернет-сайта отправляйте на admin@kuvshinovec.ru.
Использование материалов разрешается при условии ссылки на Kuvshinovec.ru.
Мнение авторов статей может не совпадать с мнением администрации портала.

Рейтинг@Mail.ru
Сгенерировано за 0.178172 секунд